МОСКВА, 14 мая — ПРАЙМ, Светлана Орлик. Весной этого года российский малый и средний бизнес наконец вернул себе потерянные в пандемию коронавируса позиции. Как предприниматели справляются с кризисом, скажется ли на них повышение ключевой ставки ЦБ и когда ждать бум инвестиций в малый и средний бизнес, в интервью агентству «Прайм» рассказал руководитель блока среднего, малого бизнеса и розницы Промсвязьбанка Константин Басманов. 

— Как малый и средний бизнес справляется с кризисом из-за пандемии, как в целом себя чувствует? 

— В феврале текущего года, по нашим наблюдениям, впервые за несколько месяцев произошел рост деловых настроений малого и среднего бизнеса в России, а в марте он продолжился. Таким образом, количество тех, у кого ситуация с продажами, финансированием, персоналом, инвестициями стала лучше, наконец, превысило число предприятий, которые пока не смогли восстановиться. 

Такие данные показал Индекс RSBI — наш совместный с «Опорой России» ежемесячный опрос более полутора тысяч предпринимателей о том, как у них идут продажи, нанимают ли они новых сотрудников, инвестируют ли они в свой бизнес, насколько комфортными являются условия для привлечения финансирования. С февраля 2020 года индекс находился в зоне снижения, и вот в марте 2021 года деловая активность бизнеса наконец восстановилась до показателей 2019 года. 

— Банк России повысил ключевую ставку до 5% годовых и дал сигнал, что повышение продолжится. Как это отразится на малом и среднем бизнесе? 

— ЦБ принимал решение о повышении ключевой ставки, опираясь на реальное поведение рынка, такие прогнозы появились еще в начале 2021 года. И Центробанк скорее отражал эти ожидания, чем опережал. Кроме того, свое влияние на общий уровень ставок продолжают оказывать программы льготного кредитования малых и средних предприятий — сейчас до 30% всех кредитов на рынке выдаются по пониженным ставкам, на которые решения ЦБ по не влияют. 

Существенное снижение ключевой ставки наблюдалось с 2017 года, вслед за ней уменьшались и процентные ставки на рынке. В целом они снизились почти в два раза: с 14-15% до 7-8%, и это сопровождалось ростом кредитования бизнеса. В марте и апреле этого года ЦБ повысил ставку, если же дальнейший рост останется в пределах 1 процентного пункта, то предприниматели быстро адаптируются к новым условиям. 

— Малые и средние компании в России предпочитают банковское финансирование фондовому рынку: задолженность по кредитам составляет почти 6 триллионов рублей, а облигаций МСП в обращении – всего на 30 миллиардов рублей. Почему такой низкий спрос на прямые инвестиции и ждете ли вы здесь изменений? 

— В настоящее время государство создает специальные инструменты на финансовом и фондовом рынке для того, чтобы компании сегмента малого и среднего бизнеса могли получать прямые инвестиции. 

Для этого создан «Сектор роста», который уже несколько лет работает на Московской бирже. Он ориентирован на компании среднего размера, у которых нет опыта выхода на первичный рынок. Там действует целый ряд смягчений, послаблений с точки зрения прохождения процедур листинга, компенсации затрат. В этом секторе пока больше пилотных размещений, но он обладает всем необходимым функционалом и готов «переварить» гораздо больше предложений. 

В то же время снижение депозитных ставок, которое наблюдалось последние два года на рынке, сильно подогревает интерес инвесторов к такого рода инструментам. И я думаю, что мы в ближайшие несколько лет будем наблюдать бум размещений компаний среднего размера на рынке публичных заимствований в виде акций и облигаций. 

Ведь, с одной стороны есть, спрос инвесторов на более высокую доходность и более высокий риск, с другой стороны — создана инфраструктура фондового рынка, ориентированная на компании среднего размера. Появляются инструменты, которые позволяют бороться за деньги инвесторов на бирже не с транснациональными корпорациями, например, а с себе равными. 

— Вы анализировали, сколько малых предприятий закрылось в прошлом году и по каким причинам? 

— Безусловно, не всем в прошлом году удалось преодолеть последствия пандемии, но также были и те, кто открывал свое дело в столь сложных и беспрецедентных условиях, хотя темпы запуска бизнеса и замедлились. Например, в 2019 году в среднем в России ежемесячно регистрировались до 100 тысяч новых компаний, а в 2020 году эта цифра уже составляла около 60-70 тысяч. 

Всплеск же закрытия в прошлом году пришелся на третий квартал, когда предприниматели подводили итоги первой волны пандемии. 

— Какой объем зарплатных кредитов набрал малый и средний бизнес? Есть ли примеры, когда предприятия не восстанавливались и не возвращали деньги? 

— На поддержку занятости малый и средний бизнес в целом по России получил более 400 миллиардов рублей кредитных средств. Это достаточно много, программа имела широкий охват. Мы выдали более 50 миллиардов рублей таких кредитов, и результаты программы превзошли все наши ожидания: доля тех клиентов ПСБ, кто не может сохранить занятость на условиях программы, колеблется в пределах 2-3%. То есть почти 97% клиентов преодолели все трудности и выполнили требования программы.

Таким образом, очевидно, что она достигла своей цели: предприниматели удерживают своих сотрудников, а уже реализованные меры господдержки позволили сохранить более 5 миллионов рабочих мест. 

— Задолженность МСБ по кредитам за прошлый год выросла примерно на 23%, с чем вы связываете такой рост и не несет ли он дополнительные риски для банков?

— В прошлом году сложилась парадоксальная ситуация: история показывает, что обычно экономические кризисы сопровождаются резким падением кредитного предложения, сжатием кредитования, особенно для малых и средних предприятий. Коронакризис — первый, когда кредитное предложение не сокращалось, а, наоборот, росло. И это связно с беспрецедентными антикризисными мерами господдержки. 

Министерством экономического развития оперативно расширены возможности льготного кредитования по действующей «Программе 1764», а также запущены две новые «ФОТ 0» и «ФОТ 2.0». Центральный банк России ввёл льготные режимы резервирования по реструктуризациям для МСП, запустил дополнительные программы предоставления льготной ликвидности для банков, которые активно кредитуют малый бизнес. Именно это поддержало и доступность кредитования, и спрос, и рост кредитных портфелей. 

Стоит отметить, что банки заранее зарезервировали ожидаемые потери, поскольку понятно, что не весь бизнес восстановится по выручке после снятия ограничений. До кризиса наш средний уровень потерь по кредитному портфелю был около 1%, во втором квартале прошлого года мы на всякий случай оценили потери в 1,8%, почти на 80% больше. Можно ли сказать, что на 80% ухудшилось кредитное качество? Нет, нельзя. 

— Насколько востребована программа «ФОТ 3.0»? 

— Мы видим, что она востребована, выдачи по ней растут. Ее объем, безусловно, значительно меньше, чем по предыдущим программам, поскольку ее цель — сгладить переход из кризисного состояния в состояние нормальной работы. Кроме того, программа «ФОТ 3.0» нацелена на наиболее пострадавшие отрасли, на тех, кому и во вторую волну пришлось тяжело. Это в основном сфера услуг, где, например, сохраняются ограничения по количеству людей. 

Это программа для предприятий, которые имеют больше шансов восстановить деятельность: эти деньги хоть и льготные, но они возвратные, в отличие от выдаваемых в прошлом году средств со списанием. 

— Как вы оцениваете восстановление малых и средних предприятий из наиболее пострадавших от пандемии отраслей? 

— Сегмент малого и среднего бизнеса — неоднородный, в микросегменте больше доля сферы услуг и торговли. В сегменте среднего размера — производственных компаний. В целом мы увидели, что коронакризис в меньшей степени ударил по компаниям среднего размера. Ограничения, связанные с пандемией, практически не вызвали трудности у производственных компаний, потому что все цепочки поставок сохранились. Да, сбыт упал, но не ушел в ноль, как, например, активность в театрах, зоопарках, туризме, когда массовые мероприятия просто были запрещены. 

В целом же, как я уже говорил, в марте деловая активность малого и среднего бизнеса продолжила плавный рост и составила 52,2 пункта — такие показатели последний раз отмечались в первом полугодии «доковидного» 2019 года. 

— Вы согласны с утверждением, что у России низкий интерес к созданию своего бизнеса? С чем это может быть связано? 

— В России довольно высокий процент граждан, которые рассматривают создание своего бизнеса, и этот показатель не сильно отличается от других рынков и экономик. 

ПСБ в тесном взаимодействии с Министерством обороны и ВШЭ реализует проект «Курс малого бизнеса», в рамках которого обучает основам предпринимательства офицеров, увольняющихся в запас, и жен военнослужащих. 

По результатам опроса выпускников программы более 60% женщин, жен офицеров, рассматривают для себя бизнес как потенциальную занятость и хотят попробовать, а среди военных, которые готовятся к увольнению в запас, две трети сказали, что они рассматривают для себя самозанятость и предпринимательство как способ заработка после службы. 

— В начале февраля глава кабмина Михаил Мишустин говорил, что правительство РФ рассматривает вопрос об увеличении доли госзакупок у малых и средних предприятий, которые производятся без торгов. Как вы оцениваете эту инициативу? 

— Это очень позитивная новость для клиентов малого и среднего бизнеса. С одной стороны, обсуждается оптимизационный пакет поправок в закон, регулирующий контрактную систему в сфере закупок, — 44-ФЗ, который сокращает количество закупочных процедур, упрощает документооборот, многое переводит в электронную форму, что должно повысить доступность этих закупок для малых и средних предприятий. С другой стороны, ведется диалог по расширению границ закупок малого объема. Сейчас порог — до 600 тысяч рублей, но обсуждается его повышение. 

Механизм закупок малого объема, который проводится через форму электронного магазина и запросов котировок, с организационной и административной точки зрения гораздо проще для предпринимателей, чем участие в одиннадцати типах закупок, требующее подготовки большого объема документов, прохождения аккредитации и других процедур. Рост количества таких закупок – это однозначно поддерживающая мера для предприятий малого и среднего бизнеса.