Основным локомотивом роста южноамериканского рынка акций в этом году были и остаются бумаги технологического сектора, и до этого всего компаний так именуемой «большенный пятерки». Индекс NASDAQ на данной недельке в очередной раз обновил исторический максимум, но вчера свалился на 2,2%. Предпосылкой этого стала корректировка в акциях Apple, вызванная инициированным несколькими штатами расследованием предполагаемого обмана потребителей со стороны компании. 

По воззрению аналитиков Goldman Sachs, уровни, достигнутые акциями Apple в крайнее время, трудно именовать фундаментально обоснованными. Не исключено, что это только 1-ые признаки надвигающейся корректировки всего технологического сектора, а может быть, и южноамериканского рынка акций в целом.

Почти все комментаторы проводят параллели меж нынешней ситуацией и пузырем доткомов, схлопнувшимся в 2000 г., и повторение сценария двадцатилетней давности совсем не смотрится таковым уж неописуемым. Обвал рынка акций, способный продлить, а может быть, и углубить глобальную рецессию, на данный момент был бы весьма некстати. Меж тем рынок казначейских облигаций США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) как как будто предчувствует нехорошие анонсы: на данной недельке доходность 10-летних американских Treasuries опустилась до 0,58%, откуда уже не так далековато до рекордного минимума в 0,54%, зафиксированного в марте этого года. Настоящая  10-летняя доходность, т.е. скорректированная на инфляцию, находится на наименьшем уровне с 2012 г., и это больше согласуется с ситуацией в настоящей экономике, чем рост рынка акций.

Наиболее 90% мировой экономики показывают отрицательные темпы роста. Не видно улучшений и в динамике мировой торговли, включая объемы экспорта из азиатских государств. ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства) Южной Кореи (крайние данные были представлены на данной недельке) ушел в нехорошую зону, и, таковым образом, Южная Корея стала очередной государством, экономика которой «официально» вошла в рецессию. На общем фоне выделяется Китай, но и в его случае масштабы восстановления не так значительны, чтоб серьезно воздействовать на ситуацию в его азиатских торговых партнерах, не говоря уже о всей мировой экономике. Объемы мировой торговли (как раз сейчас выходит очередной Монитор мировой торговли от CPB) также продолжают понижаться. 

Почти все боятся, что восстановление американской экономики также начинает буксовать, и вослед за недавнешним отскоком мы вновь увидим ухудшение. Размещенный вчера ФРБ Нью-Йорка еженедельный экономический индекс не показал сколько-либо приметных признаков восстановления. 

Неминуемые сокращения персонала и понижение зарплат наверное будут содействовать замедлению инфляции и понижению темпов экономического роста. Согласно крайним данным о первичных воззваниях за пособием по безработице, в реальный момент пособия от штатов и федеральных органов власти получают 31,8 млн янки, что соответствует уровню безработицы по стране в 20%.

На пике Величавой депрессии безработица в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) составляла приблизительно 25%. Меж тем срок деяния сегодняшней программки доп выплат по безработице (600 долл. в недельку) исходит в конце июля, а дебаты в Конгрессе по новенькому пакету мер фискального стимулирования пока так и не завершились и, возможно, продлятся на последующей недельке. 

Для еврозоны основным событием данной недельки сделалось подписание Европейским советом соглашения о разработке фонда восстановления европейской экономики размером 750 миллиардов евро (его официальное заглавие – «Фонд ЕС новейшего поколения»). Сейчас сделка обязана быть ратифицирована Европейским парламентом и законодательными органами каждой из государств Евросоюза. В первый раз в истории для финансирования собственных расходов Евросоюз будет завлекать заимствования на рынках капитала, но гласить о образовании экономного союза недозволено, так как планируемый выпуск облигаций ЕС рассчитан лишь на срок до 2028 г. От сначало предложенной идеи сделка различается тем, что общая сумма средств, выделяемых из новейшего фонда в виде грантов и гарантий, снижена до 390 миллиардов евро, в то время как толика средств, распределяемых в форме кредитов, увеличена до 360 миллиардов евро (против вначале предлагавшихся 250 миллиардов евро). Срок погашения кредитов – до конца 2028 г. Из общей суммы грантов 70% будет распределено в 2021 и 2022 гг., а остальное – в 2023 г.

По оценкам Bruegel, Германия и Франция наиболее всего выгадали от конфигурации принципа распределения средств фонда, которое рассчитывается по сложной формуле, исходя из населения страны, уровня безработицы и понижения ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства). Германия получит приблизительно на 13,4 миллиардов евро больше, чем по старенькой формуле, Франция – на 7,4 миллиардов евро больше, в то время как финансовая поддержка Италии сократится на 1 миллиардов евро, а Испании – на 9,5 миллиардов евро. Аналогичным образом Германия и Франция являются главными бенефициарами Единой земельной политики ЕС, на реализацию которой из общего бюджета Евросоюза (1074 трлн евро) выделяется 336 миллиардов евро.   

Заключение соглашения не обошлось без обыденных звучных слов о «поворотном» и «историческом» моменте для ЕС, но анализ сделки указывает, что она не помогает уменьшить разрыв в экономическом положении меж северной и южной частями союза, т. е. меж странами-кредиторами и странам-должниками. Равно как соглашение не уменьшает опасений, что север, в особенности Германия, от него выиграет, а юг так и остается в «ловушке долга» с низкими темпами роста и высочайшей безработицей. В многостраничной экономной документации и в большинстве посторониих объяснений по сделке нет оценки прямого фискального эффекта в процентах от ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства) еврозоны. Сопоставления с текущей программкой фискального стимулирования в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) европейский фонд восстановления, естественно, не выдерживает: мы оцениваем прямой эффект на ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства) еврозоны в границах 1%, при этом этот умеренный импульс будет приметен не ранее 2021 г.

Еще одним принципиальным нюансом макроэкономической повестки данной недельки является предстоящее ослабление бакса – его курс к корзине главных валют свалился до минимума с сентября 2018 г. Предпосылки явны: недостаток бюджета США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) в текущем финансовом году полностью может достигнуть 20% ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства), госдолг относительно ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства), как ожидается, превзойдет 100%. Кроме этого, настоящие доходности в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) отрицательны, а никакой выгоды по операциям carry trade бакс не дает. Самые высочайшие настоящие доходности на данный момент наблюдаются в Стране восходящего солнца и Швейцарии, потому их валюты не дешевеют, хотя балансы центробанков обеих государств превосходят 100% ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства) (по сопоставлению с 33% в случае ФРС США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке)). В определенной степени это могло стать следствием утраты забугорными инвесторами доверия к политике США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и неопределенности в отношении результатов президентских выборов в ноябре.  

До сего времени Минфин США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и Белоснежный дом не возражали против ослабления бакса. Вербальные интервенции не так эффективны, а настоящие интервенции на денежном рынке обычно работают лишь в том случае, если они скоординированы на уровне G7/G20 и сопровождаются поддерживающей экономической политикой – к примеру, увеличением ставок Федрезервом либо их понижением центробанками остальных государств. Ослабление бакса поддерживает конкурентоспособность экспорта США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и содействует росту прибыли, получаемой за рубежом компаниями из индекса S&P 500.

Меж тем укрепление евро (оценка его справедливой цены находится в районе 1,20 к баксу) пока не беспокоит ЕЦБ, а Народный банк Китая допустил некое укрепление юаня до уровня около 7,00. В целом у бакса есть цикл длиной приблизительно  в 15 лет. Хотя четких исследовательских работ этого цикла нет, он предполагает, что опосля пика в 2018 г. последующий минимум придется приблизительно на 2025 г. (хотя к тому времени и процесс дедолларизации, возможно, уже достигнет остальных масштабов). А пока ослабление бакса дает достоинства инвесторам, стремящимся выйти на рынки развивающихся государств. МВФ не так давно опубликовал исследование, в котором описывается негативное воздействие укрепления бакса на глобальные денежные условия, а также корпоративное финансирование и баксовый долг развивающихся государств, в особенности в свете того, что бакс является ведущей валютой с точки зрения торговых расчетов и ценообразования.

Иными словами, для развивающихся государств эффект от конфигурации цены бакса может оказаться достаточно слабеньким. Но для мировой экономики в целом ослабление бакса – положительный фактор.