МОСКВА, 6 фев — ПРАЙМ.  Регулирование цен даже на самом примитивном уровне в России даже в теории было плохой идеей. Любое регулирование, умноженное на длинную цепочку исполнителей и бюрократическую машину, дает здесь эффект дефицита, который только гонит цены вверх. Поэтому с этой стороны точно не имеет смысла ждать какого-то положительного результата — такими шагами государство делает вид, что занимается проблемами, и оно действительно занимается, только не с того конца.

Российский рынок продуктов питания сам по себе выглядит неплохо. За почти шесть лет импортозамещения почти с нуля создан сектор сыроварения, например, поднялось молочное производство, укрупнен — не без перегибов, конечно, но куда без этого — сектор производства мяса и мясной продукции. Производство фруктов показало себя с лучшей стороны за счет глобальных дотаций и быстрого цикла получения продукции: взять, например, закладки яблочных садов на Кубани и в Ставрополье.

С овощами тепличного производства и открытого грунта все еще сложная ситуация, но и она постепенно решается. Здесь стоит, вероятно, оказать больше поддержки самым малым предприятиям сектора, фермерам и ЛПХ, потому что крупные уже выплывут сами. Дополнительно имеет смысл отрегулировать получение кредитов и субсидий перед посевной, чтобы не повторялся стресс весны 2020 года. Весной для аграриев каждый день имеет значение, но в банках это сложно понять — надо сделать так, чтобы сложностей с кредитованием перед сельхозсезоном не могло возникнуть в принципе.

При всем при этом порядка 60% продуктов на полках российских магазинов — это импорт или продукция, связанная с поставками импортных ингредиентов или упаковочных материалов. Снижать этот процент в «ручном» режиме — значит, создавать дефицит. Чтобы избежать проблем, нужно опять же поддерживать местных производителей и создавать такие условия, чтобы производитель, не «закопав» в рекламу и продвижение миллионы, мог презентовать свою продукцию потребителю.

В российских реалиях снижение цен на продукты бывает только раз в год, сезонно, на плодоовощную продукцию — это сентябрь и октябрь, когда дешевле всего картофель и прочие овощи, а также сезонные фрукты. Это очень короткий период, который и в экономически спокойные годы не обеспечивает значительного снижения инфляции, а сейчас и подавно. Высокий урожай зерна не дает ценам на муку и хлебобулочные изделия снижаться в цене, потому что выгоднее продавать на экспорт. Хороший улов рыбы удобнее сбыть в Китай — там и цены приятнее, и поставки проще, чем создавать это внутри рынка РФ. Если производитель будет знать, что реализует свой продукт на местном рынке и по интересной цене (не задрав ее одновременно до небес), ценники на продукты перестанут расти, изумляя потребителей скоростью.

Нормальный темп роста продовольственной инфляции — 1,5-2% в год с поправкой на курсовую качку. Но для российской действительности это фантастика, здесь стандартно не менее 5% проста в год.