МОСКВА, 31 янв — ПРАЙМ, Наталья Карнова. Слишком сильный рост курса евро к прочим валютам снижает конкурентоспособность европейских товаров, сокращает экспорт и в конечном итоге препятствует восстановлению экономики еврозоны. Все это выгодно США, которые роняют доллар более успешно, но плохо для Европы, которая по темпам роста рискует приблизиться к странам Африки.

Своя система SWIFT и российские газопроводы: как Европа победит долларО росте евро не говорил в последнее время разве что ленивый: только за 2020 год он поднялся к доллару примерно на четверть, а к рублю — более чем на треть. Большинство аналитиков ожидают дальнейшего укрепления европейской валюты к остальным, в том числе, к доллару, который, по их мнению, находится в фазе снижения.

Все это происходит на фоне охватившего мир коронакризиса, который пошатнул ведущие мировые экономики. Европа — один из регионов, сильнее других пострадавших от последствий пандемии. Ее совокупный ВВП по итогам 2020 года рухнул на 7,2% против 4,9% по развитым экономикам в целом. По-прежнему сохраняется ряд жестких ограничений.

При этом евро выступает одной из самых крепких валют в корзине G10 на горизонте одного-шести месяцев, что выглядит удивительным, констатирует руководитель отдела аналитических исследований «Высшей школы управления финансами» Михаил Коган.

Причину стоит искать за океаном, а именно в агрессивных планах американских демократов по расширению госрасходов, что поддержит высокий дефицит госбюджета, объяснил он «Прайм». ФРС придется наращивать выкуп активов и фактическую монетизацию госдолга.

Рост евро к доллару беспокоит ЕЦБПо иронии судьбы ЕЦБ прибегает к тем же практикам, что и ФРС, причем по соотношению объема программы количественного смягчения к ВВП темпы выкупа опережают аналогичный показатель Федрезерва (0,9% против 0,6% — оценки Morgan Stanley).

Однако ФРС успешнее, чем ЕЦБ, провела свой раунд количественного смягчения, снизив ставку и одновременно скупая ценные бумаги.

У европейцев было меньше инструментов защиты: ставка на начало кризиса уже была около 0%, а программа смягчения работает хуже, чем в Америке, из-за менее развитого фондового рынка.

«Или рынок уверен, что ФРС «выйдут вперед», или полагает, что ЕЦБ, к примеру, под давлением Германии на каком-то этапе ослабит свои аппетиты. Другого объяснения сложившейся ситуации нет», — рассуждает эксперт.

НОВОЕ «УБЕЖИЩЕ»

Так или иначе, рынок начал воспринимать евро, как новый актив-убежище. «Наряду с японской иеной и швейцарским франком он является основной альтернативой доллару на рынках капитала. Это тихая гавань на период просадки защитных долларовых активов. Сейчас этот эффект усилен тем, что и в рисковых долларовых активах, то есть акциях, становится все сложнее найти бумаги по оптимальной цене, поэтому Европа — первый кандидат на приток средств из фондов США, когда они смотрят за рубеж», — пояснил аналитик «Фридом Финанс» Валерий Емельянов.

Конечно, инвесторы не питают иллюзий относительно экономического положения еврозоны: они понимают, что она в локдаунах и рецессии. Но на этом фоне европейские бумаги торгуются с дисконтом к американским. С поправкой на ожидаемый дальнейший рост евро (из-за дальнейшего падения доллара) рынок готов с этим смириться.

Между тем, радости Европейскому центробанку данная ситуация не доставляет. Чем дороже валюта, тем выше себестоимость производимой в ЕС продукции, а, значит, ниже ее конкурентность. Европейские товары давно проигрывают по цене азиатским, а теперь их подпирают еще и американские конкуренты.

По словам Емельянова, негативное влияние на экономику ЕС через снижение экспорта уже ощущается. Пока эффект не столь заметен на фоне того, что границы в принципе закрыты, цепочки поставок нарушены, и внешний спрос подавлен.

Но когда пандемия отступит, при текущем курсе евро экономика еврозоны будет страдать одновременно из-за дефляции и более низкого роста ВВП, чем в других развитых странах. При текущих тенденциях еврозона не выйдет на докризисные объемы еще полтора-два года.

«Медленнее, чем Европа, в 2021 году будут восстанавливаться только страны Ближнего Востока и отдельные регионы Африки. Практически весь мир при сегодняшних исходных данных будет расти темпами более 4%. Ожидается, что Европа едва превысит 3,5%», — прогнозирует он.

БИТВА ПЕЧАТНЫХ СТАНКОВ

Поэтому ЕЦБ во многом неожиданно подал сигнал о возможности снижения ключевой ставки и длительном характере программы выкупа активов. Инвесторы с вероятностью в 70% ждут понижения депозитной ставки на 10 б. п. в этом году.

Главная интрига заседания ЕЦБ. Что предложит Лагард экономике Европы?Во многом словесные интервенции — вынужденный шаг, поскольку дефляция в еврозоне не отступает, а перспективы возврата роста потребительских цен к целевому значению в 2% остаются крайне туманными, рассуждает Коган. По прогнозам самого ЕЦБ, CPI поднимется лишь к 1,4% и то, через три года.

«Логично, что европейские монетарные власти будут стремиться максимально ослабить курс единой европейской валюты. Но этого же по понятным причинам желают и американские власти», — рассуждает главный аналитик «Алор Брокер» Алексей Антонов.

Фактически, сейчас мы видим «борьбу печатных станков» — кто больше вбросит в экономику новых денег и сумеет получить преференции во внешней торговле за счет девальвации национальной валюты. Однако только лишь монетарным стимулированием опережающего развития какой-то отдельной экономики добиться не удастся — другие ведущие мировые экономики будут давать адекватные ответы на любые попытки девальвировать национальную валюту, считает он.

По мнению Когана, без вербальных интервенций и конкретных действий в конкурентной девальвации валют прогнозы инвестбанков о росте курса EUR/USD в район 1,25+ станут еще более реалистичными.

Газ, которого ждала Европа, ушел на востокИх реализация замедлит выход экономики еврозоны из коронакризиса и заставит чаще проводить параллели между ЕЦБ и Банком Японии. Последний уже десятилетие не может разогнать инфляцию, несмотря на беспрецедентные меры.

Впрочем, у европейской экономики есть другой козырь экономического роста — это достройка «Северного потока 2» и получение дешевого российского газа в объемах, закрывающих потребности энергетики и промышленности.

Тогда есть шанс как минимум оторваться от Африки. Европа сможет сократить разрыв с США в темпах восстановления — возможно, именно этого боятся американцы, препятствующие завершению строительства газопровода. Ведь если задуматься — а выгоден ли им сильный и независимый игрок по другую сторону Атлантики?