МОСКВА, 17 ноя — ПРАЙМ. Появление новых мощных суперкомпьютеров от «Яндекса» вовсе не означает, что отечественный IT-гигант обошел Сбер в «гонке технологий»: обе компании работают на благо и процветание российской экономики, которая в конечном итоге выигрывает от их конкуренции, уверен экономист Василий Колташов. «Зеленые» инвестиции помогут Сберу в дальнейшем росте прибыли

Новость о создании трех мощных суперкомпьютеров от «Яндекса» не могла не обратить на себя мое внимание — с точки зрения не техники, а прежде всего экономики. Новинки буквально ворвались в мировой рейтинг топ-500, опередив лидировавшие в нем ранее (среди российских) системы от Сбера. Теперь самой мощной производительной системой в России и восточной Европе является суперкомпьютер «Яндекса» «Червоненкис», который взлетел на 19-ю строчку рейтинга.

Казалось бы, налицо соревнование двух лидеров рынка, в котором пальма первенства на сей раз досталась национальному IT-гиганту, который смог обойти экосистему №1. Но это лишь на первый взгляд, причем на взгляд из России. На данном этапе «Яндекс» действительно опередил Сбер и ввел в строй новые, более мощные и современные суперкомпьютеры.

Однако с точки зрения внешней глобальной конкуренции и позиции России в мировой экономике корректнее говорить не о споре, а о дополнении суперкомпьютеров Сбера новинками от «Яндекс». Мы все помним, что именно Сбер начал первым осваивать это направление и добился на нем заметных успехов. Думается, он не останется в стороне и продолжит его активно развивать, а достижения IT-гиганта лишь подстегнут этот процесс. «Яндекс», в свою очередь, ответит новым технологическим рывком, и, в конечном итоге выиграет Россия, а успех будет общим. Этот момент почему-то выпадает из поля зрения, когда мы смотрим на формальные рейтинги.

С точки зрения экономики и технологий мы как национальное государство формируем единую экономическую структуру, и подобная конкуренция работает исключительно во благо. Заслуга Сбера в том, что «Яндекс» энергично принялся за создание своего суперкомпьютера, использовав имеющиеся наработки и новые возможности. Как результат — он создал продукт, востребованный как государством, так и крупными корпорациями.

Не забываем и про разную специфику бизнеса обеих компаний. Для «Яндекса» как IT-компании несколько больших суперкомпьютеров — весьма органичная идея, которая логично ложится в структуру их бизнеса. Сберу же нужно много машин сразу, пусть и меньшей мощности, чтобы обработать потоки данных по своим сервисам. Это средства производства, с помощью которых приходится решать насущные и разноплановые задачи на всех участках экосистемы —банковская деятельность, медицина, е-коммерция, облачные технологии. Насколько известно, как суперкомпьютеры сегодня регистрируются только те, что разрабатываются как раз для SberCloud. Не исключено, что на других направлениях применяются более мощные системы, формально не являющиеся суперкомпьютерами, но выполняющие их функцию.

Возможно, через некоторое время мы узнаем, что Сбер имеет еще более мощные устройства, которые будут иметь соответствующую маркировку. Но это произойдет лишь если они понадобятся для решения конкретных задач. Судя по всему, «текучку» — работу системы распознавания лиц, расшифровку снимков легких, медицинских анализов, сотрудничество с медцентрами — Сбер может и на текущих мощностях. Если произойдет качественный скачок в сферах, которые охватывает экосистема, то и нужные суперкомпьютеры не замедлят появиться.Путин заявил о наличии у России разработок, которых нет у других стран

Если же говорить о более масштабных перспективах, то предположу, что и Яндекс, и Сбер сохранят топовые позиции и будут «бороться» за лидерство с переменным успехом. Сам же сегмент суперкомпьютеров будет развиваться, исходя из меняющихся задач и потребностей экономики. Мы уже видим изменения конъюнктуры — период турбулентности, начавшийся в конце «нулевых», подходит к концу, удалось преодолеть массу стресс-факторов. Теперь возрастает роль государства, которому суперкомпьютеры понадобятся для реализации взятых на себя новых функций. Россия стремительно движется к централизации управления, что приведет к активизации управленческих и экономических процессов, администрирования.

Будет расти число крупных компаний — как заказчиков, так и исполнителей. У этих структур закономерно возникнет потребность в новых прогрессивных IT-системах: их задействуют, чтобы полностью видеть картину на всех этапах производства, транспортировки и реализации продукции. То же касается нематериальной сферы — законодательных новаций или реформ. Использование суперкомпьютеров поможет активизировать сервисы на основе big data, усилить прозрачность на всех этапах, не допуская «дыр», в которые утекают деньги. Опробовать техническую новинку предстоит медицинским и образовательным учреждениям, и они со своими потребностями ее непременно оценят.

Однако говорить о том, что суперкомпьютеры займут место традиционного ПК под столом обывателя явно преждевременно. Конечно, их число будет увеличиваться, но пользователями пока будут лишь государственные и коммерческие структуры. Для масштабирования под задачи рядовых граждан суперкомпьютер — пока — дорог и огромен. Первая машина занимает площадь в 250 квадратных метров — как неплохой частный дом. Это, конечно, несравнимо с тем, сколько занимала обычная вычислительная машина 60-70-х годов прошлого века, но все равно немало.

А, поскольку информационная революция прошла примерно в то же время, сейчас дело за эволюцией. Суперкомпьютеры постепенно проникнут в государственные и частные компании, которые приспособят их под свои нужды, вроде анализа огромных объемов данных. Затем к делу подключатся госкорпорации с масштабными проектами вроде высокоскоростной железной дороги или модернизации общественного транспорта в крупных городах. И не так важно будет, чья система на вас работает — Сбера или «Яндекса». Главное, что она помогает всем нам решать насущные задачи и работает на российскую экономику.